Августина Филиппова

 Камлающая с ножницами. Августина Филиппова

 

Как рассказывает сама Августина, при ее рождении присутствовала женщина, которая предрекла ей судьбу «шаманить» с шитьем. Увидев, как отец отрезает ей пуповину ножницами, она воскликнула: «Родилась девочка, камлающая с ножницами». Так оно и получилось. Августина Николаевна Филиппова известна как модельер-стилист и художник-дизайнер одежды.
Августину Филиппову я знаю с конца 1970-х годов, когда она пришла поступать в художественное училище, уже имея диплом режиссера народного театра. Ее акварельные пейзажи и натюрморты, графические листы и плакаты запомнились как лучшие среди студенческих работ. Закончила театрально- декоративное отделение у талантливого сценографа Владимира Давыдовича Иванова. Единственный выпуск отделения состоялся в 1981 году. Дипломная работа Августины по спектаклю «Отелло» Шекспира, включающая макет, плакаты, эскизы декораций и костюмов, была высоко оценена комиссией и рекомендована для участия в выставке дипломных работ российских учебных заведений в Москве.

Начало ее трудовой деятельности было связано с клубной работой, с народными театрами и преподаванием рисования в школе. Имея дипломы режиссера народного театра и художника-декоратора, Августина начала с практической реализации теоретических знаний вдали от столицы республики, в районных центрах Амга и Бердигестях. Здесь перед ней открылось широкое поле деятельности: в сельских народных театрах она ставит спектакли в качестве режиссера, выступает как художник-сценограф и как художник по костюмам, пишет сценарии, работает с народными мастерами саха, эвенов и эвенков.
После нескольких лет поисков своего истинного призвания она пришла к выводу, что главное ее дело и долг – красиво одевать людей. Стихи и проза дополняют художественные фантазии модельера.
Впервые Августина открыла молодежный Театр Моды “Юрюнг Чемчюк” в поселке Бердигестях, который становится обладателем Гран-при ежегодного республиканского фестиваля моды «Саhарга-1995». С тех пор призы и дипломы сопровождают Августину на всех показах мод и конкурсах. Переехав в 1997 году на постоянное место жительства в Якутск, она организовала студенческий театр моды с тем же поэтическим названием «Юрюнг Чемчюк» (Белый жемчуг) при кафедре фольклора и национальной культуры Якутского государственного университета.
В начале 1980-х годов остро стоял вопрос о возрождении народной культуры в области национального шитья. Обеспокоенные утерей вековых традиций шитья и декора, якутские искусствоведы выступили против засилья самодеятельности и безвкусицы, вели индивидуальную работу с талантливыми мастерицами. Елена Аммосова, Анастасия Сивцева, Анна Николаева и Анна Скрябина начали с восстановления архаичных форм национальной одежды. Пропаганда их творчества, принятие в Союз художников сделали свое дело – за ними потянулись и другие женщины. Прошло десятилетие и традиционная одежда становится привычным экспонатом на выставках народного искусства.

Августина Филиппова пошла своим путем. Она первой повернула привычные традиции на новые рельсы. Внимательно изучая форму и декор народного костюма, она дает собственную интерпретацию символике цвета и кроя, создает сложную дизайнерскую конструкцию всех деталей одежды.
Народный костюм не представляет собой навсегда застывший эталон. На протяжении веков он исторически развивался вместе с изменением быта народа, испытывал влияние культуры соседних этносов. Появлялись новые материалы и детали орнамента. Но при этом сохранялись устойчивые традиции силуэта одежды, ее ритуальная функция, знаковая система декорирования. Августина не стремится точно копировать старинные музейные образцы одежды. Можно сказать, что она создает национальный костюм XXI века на основе устойчивых традиций предков с учетом новых материалов и менталитета современников.
Прежде всего она внимательно изучает традиции, орнамент, сопутствующие аксессуары. Все костюмы, как традиционные, так и фантазийные, представляют собой полный ансамбль, начиная с головного убора, которому мастер отводит особую сакральную роль. Имеют значение все детали, узоры, несущие функции оберега.
Начиная с 1996 г., Августина работает над созданием эксклюзивного и авангардного костюма с национальным колоритом в стиле Art-Faschion. То направление, которое выбрала якутский стилист, становится понятным в контексте разительных перемен в российской культуре на рубеже двух столетий. В якутском искусстве этого периода происходит переосмысление национальной культуры. Творческая интеллигенция нового поколения заново обращается к фольклору, открывает для себя поэзию, мистику и реалии шаманизма, мудрость героического эпоса олонхо. Мифопоэтическое понимание мира находит оригинальное воплощение в литературе, в творчестве молодых якутских художников-авангардистов и в театральном искусстве. Креативная идея во всех видах искусства воплощается выразительными средствами своего жанра.
Глубокий интерес к мифологии, фольклору привел Августину к жанру фэнтези, который стал одним из знаковых приемов культуры на рубеже двух столетий. Вслед за основателем этого направления, английским писателем Дж. Толкиеном, создавшим вымышленный мир на основании кельтских мифов и ирландских саг, Августина фантазирует в живописи, в этномоделях, эскизах ювелирных украшений, обращаясь к духовной памяти, к символам и преданиям своего народа. Она придумывает свой особый мир, причудливый и по-женски изящный.

Используя дорогие ткани, декорируя их кожей, мехом, бисером, миниатюрой из мамонтовой кости, берестой, конским волосом, Августина вторгается в мир современной высокой моды. Оригинальные модели якутского кутюрье дефилируют на подиумах Москвы, Парижа, в Каннах, в Риме, в странах Скандинавии, вызывая искреннее восхищение взыскательной публики. Хотя ее искусство питается фольклорными образами, дизайнер-стилист не делает «живые иллюстрации» к мифам и сказкам. Удивляет и даже настораживает широта ее культурного пространства, ее стремление к универсализму в век главенства узкой специализации. Она сама сочиняет стихи и сказки, пишет сценарии и придумывает костюмы для театральных постановок, иллюстрирует книги, На научной конференции «Эпическое наследие и духовная культура народов Евразии» Филиппова выступила с докладом, защищая архитектурный проект дома духовной культуры, вызвавший живой интерес публики. А ее живописные произведения проливают дополнительный свет на своеобразную философию творческой мысли художника. Упреки в эклектике, в отсутствии профессионализма не применимы к ней, ибо мастерство и оригинальность идеи подтверждают специалисты. Все ручейки ее вдохновения питаются одним мощным истоком, который называется народная Мудрость и Природа.

То, что создает Августина Филиппова как модельер, относится к области художественного творчества, в котором органично сочетаются архетипичность образов и современный авангардный стиль. Она может выстраивать образы на символах, конструируя из них стройную систему собственного мироощущения. В качестве примера можно привести модель «Эллэйаду», в которой не только способ безшовного шитья первобытных людей, но и все мельчайшие детали подчинены задаче раскрытия древней истории родного края. Художник рисует свои фантазии сначала на бумаге карандашом, пером, тушью, акварелью и гуашью, затем возникают образы-модели, облаченные в необыкновенные ткани со сказочными узорами, в кожу и меха. К каждой модели тщательно продумывает украшения. Это могут быть сложные узоры, вышитые бисером, или же дорогие металлические изделия, эскизы которых сама же предлагает ювелирам, отталкиваясь от древних традиций.

Чувство материала, изысканность декора и сложная техника ручной работы отвечают требованиям международной высокой моды с изюминкой национального колорита.
Впервые настоящий успех к Августине пришел в 1996 году после участия на конкурсе профессиональных художников-модельеров в Доме моды Славы Зайцева в Москве, посвященном памяти Надежды Ламановой. Ни с чем не сравнить то волнение, которое испытала тогда Августина: «Я стояла за кулисами в ожидании выхода моих моделей в полуобморочном состоянии от волнения и страха. Сердце выпрыгивало из груди и мне казалось, что все слышат его громкий стук. Одна за другой выходили на сцену девушки в костюмах знаменитых модельеров. А когда объявили мое никому не известное имя «Якутский модельер Августина Филиппова», в зале воцарилось недоуменное молчание, кто-то довольно громко рассмеялся. После того, как прошли мои модели, наступила звенящая тишина, и вдруг зал разразился аплодисментами. Зрители стоя приветствовали меня. Самым дорогим подарком были теплые слова напутствия Вячеслава Зайцева». После этого памятного выступления Августину ежегодно приглашают организаторы смотров моды в разные страны. В октябре 1998 года модели Филипповой получают высокую оценку в фестивале российской моды “Бархатные сезоны” в Сочи.
В зарубежных показах, таких как фестивали и конкурсы моды в г. Онфлер на побережье Ла-Манша, в Каннах, на Международной передвижной выставке Раф-Люкс в Баку, в Риме якутский стилист представляла российскую моду. Фотографии модели Эллэйада после показа в Каннах обошли все крупные газеты Франции.

Известный французский модельер Клод Бонуччи выразил искреннее восхищение искусством якутского художника и предложил организовать совместное шоу моды в Москве. В ее фантастических моделях искусствовед Александр Васильев прочувствовал нечто общее с японским искусством.

В 2003 году в Москве состоялся Международный фестиваль национального костюма, где Августина Филиппова удостоилась высшей награды. В номинации «Лучшие из лучших» из 30 номинантов России по разным сферам искусства она стала обладателем Гран-При за коллекцию «Алмазы Якутии». Торжественная церемония награждения прошла 17 декабря 2003 г. в Кремле.
Кроме традиционной национальной одежды и эксклюзивных моделей высокой моды Августина создает оригинальные костюмы для показов моды прет-а-порте. Вечерние наряды, свадебные платья с серебряными украшениями, с золотым и серебряным шитьем, вышитые бисером и блестками, несут элементы праздничной одежды якутов, эвенов и эвенков и в то же время отвечают требованиям современной моды и вкусам изысканной публики. На престижных Российских и Международных конкурсах красоты, таких как «Мисс Россия», «Мисс Туризм Планеты», «Маленькая Мисс Мира», «Мисс Азия и Океания», проводимых в Москве и разных странах, якутские красавицы, как правило, занимают первые места в номинации «За лучший национальный костюм» от Августины Филипповой.
После каждого триумфального выступления моделей якутского дизайнера, многие задаются вопросом – откуда такая красота, кто ее обучил искусству видеть прошлое в настоящем?
Мифопоэтическое философское видение мира получено Августиной не только от прочитанного и услышанного, а заложено природой. Недаром в Каннах знаменитые модельеры мира называли ее шаманкой, и они были не так далеки от истины. В крови и сознании ее предков бродили флюиды общения с потусторонними мирами. Ее прапрадедушка был практикующим шаманом. Редкий случай: его шаманское дерево сохранилось до наших дней, хотя он жил в XIX веке. Незаурядной личностью была и бабушка Дарья, травница-колдунья, знавшая тайны лечебных трав и растений. Мастеровиты были и родители Николай Васильевич и Ульяна Матвеевна Кононовы. Длинные зимние вечера скрашивали сказки дедушки Василия, зароняя в душу впечатлительного ребенка семена воображения. Еще в детстве она знала и продолжает считать и сейчас, что все в природе одушевлено, поэтому разговаривает с деревьями, с травами-цветами, с птицами. Через много лет отголоски детских воспоминаний, годами накопленный жизненный опыт, образование и, конечно, талант привели к тому, что Августина Филиппова стала художником-дизайнером, известным Кутюрье, чьи творения так волнуют зрителей.
Августина Николаевна обучает студентов технике шитья и ручной вышивки, дизайнерскому конструированию свои необычных моделей. Из ее мастерской выходят национальные костюмы для летних праздников ысыах, для различных зрелищных мероприятий в республике, для известных артистов эстрады и для танцевальных ансамблей. У мастера много учеников и последователей. Есть верные помощницы, такие как Евгения Лукина, Александра Налыяхова, Лариса Эпова, Дора Гоголева и другие – отличные швеи и вышивальщицы, работающие под руководством Августины по ее эскизам. Иначе невозможно было бы выполнить тот огромный объем работы, выходящий из ее мастерской. Кроме коллекций одежды, предназначенной для участия на конкурсах и фестивалях моды, ею выполнены сотни костюмов для танцевальных коллективов, для артистов эстрады, солистов театра оперы и балета, для детских ансамблей, для VIP персон.
Из ее студии уже многие вышли на самостоятельную дорогу художественного моделирования. Среди них Жанна Нестерова, теперь известный российский модельер, участница российских и международных выставок моды, Санкт-Петербургской художественно-промышленной Академии имени В.И. Мухиной.

Кроме ежедневной работы в мастерской, Августина много ездит по республике с публичными выступлениями, проводит мастер-классы. Свою миссию она видит в том, чтобы научить людей одеваться эстетически и функционально с учетом климатических условий, уважать традиции предков и знать основные направления современной моды, но не подражать ей слепо. Человек с развитым художественным вкусом подходит к одежде индивидуально, учитывая свой характер, возраст, окружающую среду и, главное, знает, когда, где и как одеваться. Этому учит молодежь художник-дизайнер Августина Филиппова.
В свободное время она пишет живописные полотна, населенные фантазийными образами, через которых выстраивает круг собственных этнофилософских размышлений. Мечты уносят ее вдаль, и рождаются новые строки:

Умчи меня, мой конь крылатый
Туда, где Млечный путь зовет!
Открой врата страны чудес
Мечты и грез, и сновидений!

Эллэйада. Эксклюзивный костюм задуман как художественный образ, передающий первобытную историю северного края. Идея создания модели связана с впечатлениями от посещения древних наскальных писаниц Якутии. Весь ансамбль сшит из натуральной замши с декором из конского волоса и мамонтового бивня без применения иглы. Использована первобытная технология соединения шнуром. Автор объединила в модели три периода исторического прошлого, начиная с освоения края первыми людьми. На макушке вместо головного убора прикреплена заколка из мамонтового бивня в виде древнего стойбища, обтянутого шкурой и с фигурками аборигенов, оставивших потомкам наскальные рисунки. Асимметричный крой верхней нагрудной части платья создает иллюзию движения вниз вместе с семейством мамонтов, увлекаемых падающими льдинками, свидетелями наступающего ледникового периода. Силуэт кружевного подола юбки напоминает современную картину Ленских столбов с наскальными рисунками оленей, мамонтов, древних всадников. В маленькие отверстия, напоминающие пещеры, вшиты фигурные элементы петроглифов. Низ платья и обувь украшены бахромой из конского волоса, имеющего значение оберегов — любить и беречь вековечную красоту. О том, что речь идет о наших днях, подчеркивает изображение на спинке платья Герба Республики Саха (Якутия) в виде древнего воина-всадника с копьем.

Натуральная замша, конский волос, фигурки из мамонтовой кости.






Айыы Куо. Эксклюзивная модель. Айыы Куо, по якутской мифологии, небесная красавица, была спущена верховными богами в Срединный мир для продолжения рода человеческого в облике белого стерха — кыталык. Платье-пальто из золотистой парчи с меховой отделкой будто согрето солнечным теплом. Юбка на кринолине со шлейфом из бирюзово-белой органзы облаком окутывает красавицу. Ощущение воздушной легкости усиливает пушистый белый мех на крыльях рукавов. Талию подчеркивает пояс, расшитый бисером, золотой нитью с жемчужными вставками. Так же расшита шапка «ураса», которая завершается меховыми ушками и султаном с перьями. Узор на спинке платья-пальто изображает двух танцующих стерхов, устремленных к солнцу. Они являются символами плодородия. Идею тепла домашнего очага раскрывает растительный орнамент, стилизованный под цветок Сардаана, и характерный для якутской старинной одежды геометрический орнамент в виде оберега-ромбика с вшитыми круглыми металлическими бляшками. Нагрудное и шейное украшения дополнены круглыми защитными дисками «кюн».
Парча, мех белого песца, органза. Аппликация, вышивка; бисер, жемчуг, золотая нить, стразы, бусы, тесьма.


Северная принцесса. Авангардный костюм. Хозяйка тундры в образе Оленихи с пушистыми белыми рогами. На короткое платье на кринолине из нежно-голубой серебристой парчи надевается песцовая пелеринка. С высокого головного убора спускается длинная фата из тюля. Платье, шорты, воротник-стойка, перчатки и наножники оторочены мехом белого песца, украшены стразами, бисером и бусами. Эвенкийский орнамент, вышитый бисером и серебристыми нитками, подчеркивает северное происхождение красавицы.

Парча, тюль, мех белого песца, ручная вышивка бисером, стразами, бусами, серебристыми нитками.


Сарыада. Авангардный костюм. Хозяйка тайги, дочь Байаная, божества лесного изобилия, щедрого урожая и охоты, предстает в образе черной Птицы-глухаря с красным оперением-воротником и пушистым хвостом-веером. Ее строгий силуэт, напоминающий стройную ель, органично вписывается в лесной массив глухой тайги. Платье из бархата, воротник из красной сетки, пушистый хвост и головной убор из черной сетки на каркасе.

Бархат, сетка, аппликация, вышивка, пайетки, стразы, бисер, бусы.




Берестяночка. Авангардный костюм. Береста — словно согретый солнцем излюбленный материал в якутском народном творчестве. Из нее женщины шили разнообразную посуду и узорчатый чехол летнего дома-урасы. Силуэт костюма напоминает берестяную урасу, над которой взошло Солнце, образ которого акцентирует головной убор. Нижняя часть платья, по идее автора, представляет берестяной короб с круглой крышкой, в котором невеста хранила дорогую одежду и украшения. Вертикальный обод на подоле платья держится на каркасе и украшен традиционным для бересты орнаментом, повторяющимся на сумке-торбе за спиной, на обуви и на солнечном круге. Нагрудное украшение, браслет и серьги выполнены из желтой меди.

Желтый шелк, парча картон, тесьма. Каркас из проволоки. Декор из меди.


Свадебный костюм невесты. Основан на традициях свадебной обрядовой одежды якутской невесты начала XIX века. В ансамбль входят: пальто бууктаах сон, сшитое из комбинированных тканей и с традиционным декором; натазники-шорты сыалдьа с длинными кожаными завязками, обхватывающими бедра и с металлическими подвесками («кыабака симэгэ»); высокие ноговицы сутуруо из меха бобра; высокие торбаза из мягкой кожи сарыы с вышивкой. Все части одежды, кроме пальто, соединены друг с другом кожаными завязками. Головной убор в виде шапки-дьабака из сукна и бобра, вышитые летние рукавицы. Общий силуэт модели похож на форму урасы. Традиционный декор одежды выполняет как защитные, так и эстетические функции.

Замша, бархат, сукно, парча, мех бобра, вышивка бисером, ювелирные украшения из серебра, мельхиоровые бляшки.


Туйаарыма Куо. Авангардный костюм. Идею костюма подсказала красота обрядовой нательной свадебной одежды якутской невесты. В старину на невесту, прибывающую в дом жениха, надевали натазники-сыалдьа в форме шортов из мягкой ровдуги, богато расшитые бисером и серебром. Главным украшением натазников был набедренный пояс кыабака симэгэ с серебряными подвесками и обрядовыми колокольчиками, по звучанию которых определяли чистоту девушки. Модель Туйаарыма представляет собой единый комплект, все детали которого — топик и набедренные украшения из бисера и мельхиора, надетые на воздушное шифоновое платье, скроены вместе; шорты с ноговицами под платьем соединены между собой розетками из бисера. Наряд дополняют головной убор с ушками и перьями и с длинными подвесками, ниспадающими на грудь, шейный обруч, браслеты на кистях рук и на локтях. Колорит одежды и декора выдержан в бело-голубой и синей цветовой гамме. Все орнаментальные мотивы имеют значение символа-оберега.

Шифон, замша, белый мех горностая, ручная вышивка бисером, мельхиоровыми бляшками.


Сибирячка. Эксклюзивный наряд стилизован по мотивам русского народного костюма. На сарафан с длинным шлейфом надевается короткая душегрея с фигурными рукавами, собранная сзади во множество складок. К высокому кокошнику прикреплен широкий бант на каркасе, напоминающий рога якутских головных уборов. Элементы якутского декора смотрятся органично, свидетельствуя о взаимовлиянии двух культур. Душегрея и сарафан из бархата оторочены соболиным мехом и украшены растительным орнаментом.

Бархат, жемчуг, пайетки, тесьма, золотые нити, бисер, бусы. Аппликация, вышивка.


Муус Кудулу. Авангардный костюм. Хозяйка Ледовитого океана. Использованы мотивы эвенкийской одежды. Плащ-накидка с широкими рукавами, переходящими в распашные борта с отделкой из меха белого песца. Воротник в форме полумесяца, расшитый блестящими стеклярусами и стразами, имитирует северное сияние, сзади переходит в крылья птицы. Шапка-капор завершается высоким узким конусообразным навершием в форме ледяной сосульки и меховыми висюльками в духе шапки эвенкийской шаманки. Нагрудник-фартук также выполнен в эвенкийском стиле.

Тафта, парча, сетка, мех норки и песца, бисер, стеклярус, стразы, бусы.


Чолбон. Авангардный костюм. Чолбон в якутской мифологии — утренняя звезда, богиня красоты. Наряд придуман в паре с Чысхааном как символ любви и как космическая связь времен. Пальто из парчи имеет короткие рукава из соболя и по подолу оторочено соболиным же мехом. Подобный покрой, присущий свадебному пальто тангалай, подчеркивает небесное происхождение звезды Чолбон, которой обрезали рукава-крылья, чтобы она больше не улетела. Пальто усыпано яркими стразами и блестящим стеклярусом, имитирующими звездочки. По бокам нашит крупный орнамент кегёр-ойуу, переходящий в форму елочки. Навершие шапки-колпака украшает звезда, сияющая крупными стразами и сваровскими камнями. На юбке из муаровой тафты нашиты елочки бисером и стразами. По низу подола идет полоса волнистого узора, означающая волны реки, берег, над ними — темно-синее небо, усеянное звездами. Яркими бусами и пайетками обозначено северное сияние. Наряд дополняют украшения из бисера и серебра.

Муаровая тафта, органза, мех соболя, мельхиор, серебро, бисер, бусы, стеклярус, сваровские камни.


Чысхаан. Властитель Холода земли, исполин. Ассоциируется с популярным фольклорным образом Быка Зимы, насылающим мороз и вьюги. Как и во всех моделях автора, идейную нагрузку несет головной убор. Высокую конусообразную шапку, опушенную пушистым мехом белого песца, украшают рога на каркасе, форма которых повторяет излюбленный лирообразный орнамент кегёр ойуу. Нарядная парчовая шуба оторочена белым мехом песца. Под шубой надевается передник эвенского типа, расшитый сакральным якутским орнаментом кегёр ойуу и завершается бахромой. Вышивка бисером бело-голубого цвета украшает рукавицы и наножники. Коса и борода из конского волоса, трость — деревянная.

Парча, песцовый мех, конский волос, бисер, пайетки, стразы, бусы.