О декоративно-прикладном искусстве эвенов Березовки

Эвены Березовки – уникальная этническая группа, сохранившая до недавнего времени, до 50-х годов XX в., в первозданном виде кочевой образ жизни, этническую культуру – язык, традиции и обычаи. Произведения народного декоративно-прикладного искусства эвенов неотделимы от материальной и духовной культуры прошлых и нынешних поколений и уходят корнями в глубокую древность. «Ныне живущие охотничье-рыболовецкие народности Севера, – писал академик А.П.Окладников, – стоящие у истоков пробуждения творчества, причастны к мировым достижениям культуры так же, как и другие народы планеты. Искусство северных народов – очень старое искусство. Скорее всего, мы знаем лишь какую-то его часть, сохранившуюся до наших дней. Каждый ушедший день современного искусства только прибавляет величие утраты искусства тому творческому началу, которое с титаническим упорством берегли народности севера Сибири».

Эту высокую оценку выдающегося ученого можно отнести и к этнической культуре эвенов Березовки. Яркое самобытное прикладное искусство оленеводов, охотников и рыбаков Березовки тесно связано с кочевым укладом их жизни и отражает трудолюбие, богатый духовный мир, тесную связь с окружающей природой.
Народы Севера — это уникальная цивилизация, созданная в течение многих столетий, тайны и непреходящая ценность которой еще до конца не раскрыты. Она уходит своими корнями в ту невидимую простым глазом «лабораторию жизни», где Человек и Природа, Искусство и Природа составляют неразрывное целое. Это «целое» оживает в руках настоящих мастериц. Народ считает их мастерами от бога. Искусство их формируется и развивается в процессе творчества. Окружающая северная природа будит их творческое воображение, оттачивает чувство красоты, в результате которого возникает удивительно тонкое, прекрасное эстетическое восприятие окружающего мира. Богатейшее, прекрасное изобразительное искусство эвенов Березовки – убедительная иллюстрация этому.

Современное прикладное искусство эвенов Березовки ведет свое начало из глубины веков. Это искусство частично представлено в коллекциях Якутского республиканского музея, музеев Среднеколымска. Верхнеколымска и Нижнеколымска. а также в фондах, центрах национальных культур, но самое главное — оно создается руками мастериц и мастеров Березовки. Народное декоративное искусство этой группы эвенов тесно связано с традиционным кочевым укладом оленеводов, рыбаков и охотников. Его своеобразность в том. что оно выросло из кочевого быта с его традиционными обычаями, обрядами. Тому, кто не находился среди кочующих эвенов, трудно представить эту жизнь. Авторам этих строк приходилось с малых лет (до поступления в школу и в летнее время) кочевать вместе с родителями в оленстадах в Среднеколымском и Саккырырском районах.

Природные условия Севера определили и ряд психофизиологических особенностей кочующего населения. Жизнь охотника, оленевода, рыбака, протекающая на огромных пространствах с непонятными для непривычного глаза ориентирами, условиями, требует в качестве первейшего и необходимого условия способности человека выживать в этих экстремальных условиях, ориентироваться в пространстве в любую погоду. В таком случае человек опирается не только на свой богатый опыт, умение читать следы зверей, знание повадок животных, привычных мест их обитания, но и на собственный, чувственный, эмоциональный мир, который помогает проникнуть в психологию животного, и, учитывая его характер, своеобразно перевоплощаться в него, как говорится, соображать, как мог бы «соображать» отыскиваемый или преследуемый им зверь. В этом случае в силу вступает не только личный опыт человека, но и опыт многих поколений, запечатленный, в частности, и в художественном творчестве — мифологии, сказках, обычаях и традициях.

Творчество — это не только мастерство отдельного человека либо общности людей, объединенных единой целью, но и природные условия их окружающие. Представления о природе, о жизни у народов Севера, в том числе и у эвенов Березовки, живущих на этой суровой земле, во многом иные, чем у представителей европейской цивилизации. Они ранее недостаточно учитывались в научных исследованиях, а ведь только проникнув в этот особый мир, можно до конца понять оригинальность искусства народов Севера.
Остается в некоторой степени тайной как народы Севера могли выжить в экстремальных условиях в древние времена без помощи извне. Они не только сумели выжить, создать жизнь в этой холодной части планеты и обеспечить продолжение поколений, но и сохранили природу, создали высочайшее искусство и донесли его до нас в первозданном виде.

Эвены Березовки украшению многих вещей, создаваемых для личного и домашнего потребления, уделяли не меньше внимания и времени, чем их изготовлению. Традиционно считается, что вещами можно пользоваться лишь тогда, когда они декорированы. К таким вещам, например, относятся «удики» — дощечка для кройки и шитья, которая имеет определенный магический смысл, сохранившийся в мифологии эвенов.

В условиях кочевья велика и разнообразна роль женщин. Все свободное время они заняты шитьем и украшениями одежды, обуви, головных уборов и вещей повседневного пользования. Женщины не только хозяйки очага, но выполняют и другую домашнюю работу, В их обязанности входит и разделка туши убитого зверя. У них веками отработана методика передачи художественных знаний и практических навыков детям и внукам. Матери, бабушки, старшие сестры терпеливо прививали своим дочерям, внучкам, сестрам чувство ритма и гармонии, умение видеть и ощущать в изделиях декоративного искусства, в национальном орнаменте, в цветовой гамме красоту и глубокое художественно-образное содержание. Все узоры, украшения, бисерные орнаменты имеют свое содержание, берущее начало от традиций, обычаев, верований и мифологии, о каждом орнаменте, украшении имеется сказка или легенда.

В Институте проблем малочисленных народов Севера СО РАН начато исследование этого своеобразного искусства эвенов, а также других народов Севера. Традиционный костюм не является чем-то застывшим. На протяжении веков он непрерывно развивается, изменяется и совершенствуется. На процессах развития народной одежды сказывались изменения быта народа, его социальной структуры, условий существования в каждой группе и многообразные взаимосвязи, взаимовлияния различных этнических групп. Все это оставляло следы в комплексе народного костюма в целом или в различных его компонентах, материалах, покрое, орнаментации и т.д. и способствовало появлению новых видов одежды и украшений, нового материала, что делает народный костюм также важнейшим источником для изучения этнического и социального развития народа, его культурных связей и контактов.

Основной функцией эвенской одежды была естественная практическая направленность — зашита от холода, снега, дождя. В этом плане она соответствовала природно-климатическим условиям региона. Однако одежда защищает человека от нежелательных воздействий не только природной среды, но, по поверью эвенов, и от злых глаз. Вместе с жилищем, орудиями труда и производственными навыками людей, пищей и утварью она образует широкий пласт материальной культуры народа.

Кроме того, одежда выполняет еще одну тесно связанную с ней функцию — выражает знаковую систему (иногда довольно сложную), позволяющую различать людей по полу, возрасту, а также по территориальной, родовой, этнической, религиозной и социальной принадлежности. Например, во время праздников, когда все одеты в национальные костюмы, можно четко отличить эвенов оленеводческого стада «Чубукулах» от эвенов оленстада «Нитчан», «Сивер» и т.д.

Для мужчин, женщин, детей, а также девушек «на выданье», молодых женщин, старух, стариков одежда шьется и украшается с учетом их пола, статуса и возраста. Кроме того, одежда различается и по назначению: ритуальная, праздничная и будничная.

Так, у старшего поколения эвенов Березовки имеется бусык — это костюм, который надевают на покойника, провожая его в последний путь. Эти костюмы шьются тайно от глаз многих и хранятся до его предназначения. Бусык шьют из лучших оленьих шкур так же тщательно, как и праздничные одежды для молодых. Как и всякий другой костюм бусык украшается по-особому.
У эвенов Березовки существовали и частично сохранились (у старшего поколения) одежды для погребальных обрядов, свадебных обрядов, обрядов кормления огня, обрядов прощания с родной землей, обрядов встречи со священными местами.

Одежда не только защищает человека от холода, но и раскрывает его душу. Поэтому женщины, когда сидят за изготовлением и украшением костюма, все время поют. Песни бывают разные, в зависимости от того, какой костюм шьют и какое у него предназначение. Они могут быть веселые, праздничные, или песни-воспоминания о ком-то, а также песни-плач, когда вспоминают за шитьем своих умерших сородичей.
Творчество эвенов Березовки многообразно и по-своему уникально, но наиболее интересна по конструкции, богатству орнаментики одежда. Главное внимание уделяется формам, покрою, декоративному оформлению одежды, сшитой из шкур оленя. Конструкции и покрой одежды настолько стабильны, что на протяжении столетий они оставались в основном неизменными. Большое внимание мастерицы обращают на цветовое соотношение материала как самого изделия, так и его отделки, используя мех различных оттенков, цветное сукно, бисер, ровдугу и различную шерсть.

От изделий соседних групп эвенов березовские отличаются особенностями пошива, оформлением, подбором цветов ткани, сукна, бисера, поэтому по одежде легко определить, откуда приехал человек, раньше даже знали какой род он представляет.
Все женщины Березовки из поколения в поколение передают свое искусство молодежи. Эта традиция сохранилась здесь до наших дней. Из многих мастериц назовем здесь лишь некоторых.

Хабаровская Анна ИвановнаХабаровская Анна Ивановна — 1935г. р., из рода Уягинкин, родилась в местности Нубаликич Березовского национального (кочевого) наслега Среднеколымского улуса Республики Саха (Якутия). С малых лет вместе с родителями пасла оленей. Мать учила ее с малых лет шитью и вышивке. А.И. Хабаровская известная в республике, да и в России мастерица. Ее изделия экспонировались в Париже, Лондоне, Женеве и других странах. Она щедро делится своим мастерством с детьми, внуками и родственниками, ее творчество неповторимо, у нее оригинальный творческий почерк.
А.И. Хабаровская одинаково мастерски шьет мужские, женские, детские, праздничные и рабочие (сезонные) костюмы. Есть изделия, которые только у нее получаются искусно, хотя эти виды одежды шьют многие.
Например:
мукрика — комбинезон детский без рукавов, из шкуры зимнего олененка мехом внутрь;
халра — фартук мужской праздничный, с вышивкой. В настоящее время это изделие кроме нее никто не шьет, в литературе оно не зафиксировано;
хэврикэ — наколенники от голеней до бедер с короткой шерстью внутри (мужские и женские);
уйимчэ — набедренник из камуса, длинный;
хонамча — мужские короткие торбаза (типа ботинок), подошвы из шерсти копыт оленя (плеки);
магдяка — шарф (мужской, женский) из шкуры оленя двухсторонний, мех с обеих сторон:
мактан — воротник женский с украшениями;
ольми — мужское праздничное расшитое пальто из летней шкуры оленя шерстью наружу;
өгэскэмчэ — разукрашенная нижняя часть женского праздничного фартука (нэл);
кукуйди — женское расшитое праздничное зимнее пальто, сшитое из летней шкуры оленя мехом наружу;
найми — праздничное летнее женское пальто, которое надевают с өгэскэмчэ — расшитым праздничным фартуком;
инрэми — шапка зимняя мужская из шкуры мехом внутрь. Ее надевают сверх шапки дыгапан в большие морозы;
бусык — комплект костюма для покойника. Это особым образом сшитый костюм. Орнамент его должен показать весь жизненный путь человека. Материал костюма, его орнамент состоят только из различных частей оленьей шкуры, шерсти и камуса. Из других материалов допускается только беличья шкура. Все составляющие костюма не должны быть целыми: вырезают дырки в виде крестов. Нельзя пришивать к костюму украшение бонгыды (медный кружок или прямоугольник), так как, по поверью эвенов, в этом случае умершему будет тяжело перейти в иной мир.

Наиболее общим элементом в творчестве А.И. Хабаровской является орнамент, имеющий в своей основе культовую природу или мифологическое содержание и связанный с естественной красотой материала, техникой исполнения и присушим только ей чувством предмета. Это помогает ей достичь органического единства композиции. А.И. Хабаровская иногда сетует на то, что в прикладном искусстве постепенно утрачиваются древние корни, восходящие к культу предков, тотемным представлениям, оберегам, родовым различиям, а также к секретам и особенностям личной жизни мужчин, женщин, девушек, бабушек и дедушек и другим обычаям жизни предков. О том, что показывают узоры и украшения в одежде, предмете быта А.И. Хаба¬ровская говорит:
«Би ок-та-тит хаңанми, тачин-нюн эсэм неккөттэ. Хаңанадникан мэргэччөттэм: я в ичукэндин хэрэчэв, ңи, ок тэтчин хаңанчав, тадук-та хөнтэв мэргэму ичукэндэн, хадун тэлэңудэ тэлэңдэн хэрэчэв унучаду нян унуриду. — Я в любое время, когда шью, так просто не делаю. Когда начинаю шить, я думаю: что покажет мой узор, кто и когда будет надевать сшитое мной, какие мысли вызовет и что расскажет тому, кто понимает мои узоры».

Тарабукииа Анна Ильинична — 1933 г. р., из рода Дяллянкин, родилась в Чубукулахе, в местности Дёсэчэн, и с малых лет она кочевала вместе с родителями. Эта группа эвенов была советизирована еще в 30-е годы — был организован колхоз «Оленевод». Анна Ильинична работала в колхозе, который позднее был реорганизован в совхоз, в настоящее время она работает в родовой кочевой общине «Урадан». Она является хранительницей очага и продолжателем древних традиций своего рода. От родителей она переняла секреты древнего мастерства и стала известной мастерицей. Ее работы экспонируются во многих музеях нашей страны, в Якутске, Москве. Санкт-Петербурге. Ее муж, Тарабукин Павел Алексеевич, тоже с малых лет кочевал вместе с родителями.

Анна Ильинична передает свое мастерство дочерям Марине, Марии и Гале. Марина закончила культпросветучилище, стала самостоятельной мастерицей и известным работником культуры. Она создала вместе с матерью, сестрами и своими детьми семейный ансамбль. Кроме того, Марина Павловна была переводчицей, переводила стихи, песни писателей других народов на эвенский язык. В расцвете творческих сил в результате тяжелой болезни она рано ушла из жизни. Другая дочь Анны Ильиничны тоже самостоятельная мастерица. В ее изделиях, по словам матери, преобладают родные чубукулахские мотивы. Конечно, она многое переняла и от других мастериц, поэтому ее изделия отличаются своеобразием. В праздники ее семья одевается в оригинальные эвенские костюмы.
А.И. Тарабукина очень хорошо поет, импровизирует и знает много сказок, преданий и легенд. Она знает и многие эвенские обряды: обряд кормления огня, обряд преклонения перед природой, свадебные и погребальные обряды, последние, к сожалению, в ее жизни случались много раз. Ее знания и уникальный опыт нашли отражение в художественных изделиях, она имеет свой художественный почерк.
Одинаково хорошо у нее получаются мужские, женские, праздничные и рабочие костюмы, детские костюмы, а также и такие специальные костюмы, как бусык (погребальные), свадебные костюмы. Кроме того, ей приходилось участвовать (правда очень давно) в шитье шаманского костюма. Особенно виден ее самобытный творческий почерк в таких изделиях, как:
кукуйди — женское праздничное зимнее (и для прохладной погоды) пальто из кожи мехом наружу из летней шкуры оленя (дюгаран нанрадук)
өгэскэмчэ — расшитая часть женского фартука (иэл);
ольми — мужское праздничное разукрашенное пальто из летней шкуры оленя шерстью наружу, вышитый. Этот костюм надевают с расшитым фартуком только по праздникам;
чобака — мужское пальто из шкуры мехом наружу. Надевают зимой поверх дудика во время езды;
нэл — фартук женский, состоит из 2 частей: 1) хэлыпын — верхняя часть женского фартука, зимой бывает из кожи шерстью внутрь, а летом шьют из ровдуги; 2) нэл — нижняя часть из замши (зимой с короткой шерстью);
очака — детский комбинезон с рукавами из шкуры зимнего олененка мехом внутрь.
Шьет она и погребальные костюмы бусык. Последний раз она шила такой костюм для похорон мужа, Павла Алексеевича. По ее мнению, такой костюм нельзя показывать на выставке и рассказывать об особенностях его изготовления тем, кто этим не занимается. Свой опыт по изготовлению таких костюмов мастерицы передают своим близким или подругам.
Несмотря на преклонный возраст А.И. Тарабукина плодотворно трудится.

Тайшина Татьяна ГригорьевнаТайшина Татьяна Григорьевна — 1928 г. р., из рода Дяллянкин. Она тоже не получила специального образования, однако с малых лет вела кочевой образ жизни, поэтому овладела древним искусством эвенских мастериц. Яркое самобытное прикладное искусство Татьяны Григорьевны связано преимущественно с традициями, укладом жизни охотников, оленеводов и рыбаков.
Разнообразны виды швов, которые она использует для украшения одежды, предметов быта, создания декоративных панно: крест, гладь, набор, нежа и др. Она применяет их и по отдельности, и в различных комбинациях друг с другом, что позволяет создавать вышивки как плоские, так и выпуклые, от легчайших контурных или ажурных до ковровых, плотно укрывающих всю поверхность изделия. В основном использует прямолинейный геометрический рисунок, преимущественно счетной вышивкой, т.е. подсчетом нитей полотна, прямолинейных, свободных, по заранее намеченному контуру. Поэтому ее изделия, особенно швы, отличаются от швов в изделиях других мастериц. Для налобных, нагрудных, шейных украшений вышивает ленты бисером, бисерные полоски, изготовленные ею, прикрепляют к косам. Ниточки цветного бисера в качестве оберега надевали грудным детям на кисти рук. Бисерные узоры она вышивает на рукавах, подоле, полах и на груди летнего костюма. Зеленый, оранжевый, красный, голубой и другие цвета используются ею преимущественно в изделиях, предназначенных для молодых девушек и девочек.

Как и у других мастериц, вышивка бисером у Т.Г. Тайшиной иногда значительно вытеснялась другой, исполняющейся техникой аппликации из тканей разных цветов. В настоящее время она использует разнообразные способы изготовления бисерных украшений — вышивание на материи, ажурные цепочки, мозаика. Изделия из бисера, выполненные ею, пользуются неизменным успехом на выставках декоративно-прикладного искусства в улусе и республике. Есть у нее и так называемые, коронные изделия, т.е. изделия, которые она шьет с наибольшим мастерством. Среди них можно отметить следующие:
халра (халрымчы) — фартук мужской праздничный с украшениями (сейчас не делают);
найми — летнее женское праздничное пальто из ровдуги, надевают сверх праздничного расшитого фартука (по большим праздникам);
хаир — перчатки мужские и женские из ровдуги (женщины хаир надевают редко);
хөкимчэ — мужское праздничное пальто из ровдуги, надевают сверх расшитого фартука;
нугду — унты короткие из камуса для постоянной носки (мужские и женские);
нугду нисами — унты короткие из камуса украшенные, вышитые, праздничные (женские);
магдяка — шарф (мужской) из беличьих хвостов;
дыгапан — мужская зимняя шапка из шкуры олененка мехом внутрь. Сверх него надевают инрэми — зимнюю шапку из шкуры мехом внутрь;
мука — женское зимнее пальто из зимней шкуры оленя мехом наружу. Надевают в холод поверх дудика;
камняй — мужское пальто из замши с вышивкой только на груди и понизу.
Среди эвенов Березовки славятся своим мастерством и такие женщины, как Нестерова Христина Макаровна, учительница начальных классов, очень искусная мастерица. Ведет уроки национальной культуры Садовникова Христина Ивановна, искусная мастерица. Славится в основном шитьем праздничных унтов, особенно женских.
Березовка славится многими искусными мастерами, среди них Булдукина Мария Ивановна, Балаганчик Аксинья Иннокентьевна, Булдукина Ольга Дмитриевна, Булдукина Екатерина Семеновна, Хабаровская Екатерина Иннокентьевна, Балаганчик Мария Павловна, Булдукина Христина Ивановна, Булдукина Вера Семеновна, Хабаровская Анна Ивановна, Хабаровская Татьяна Афанасьевна, Хабаровская Марфа Ивановна, Тайшина Акулина Андреевна, Булдукина Христина Николаевна, Щербакова Евдокия Ивановна, Щербакова Матрена Ивановна и мн. др.
Очень радует то, что все мастерицы передают свое мастерство детям, внукам и родственникам. Не будет преувеличением сказать, что вся молодежь, дети шьют и вышивают. Это древнее искусство культивируется в массовом виде, им занимаются все: и стар и млад.

Роббек М.Е., Роббек В.А. // Краски северного сияния в узорах мастериц: (Прикладное искусство эвенов Березовки)/ К79 Авт.-сост. М.Е. Роббек. — Новосибирск: Наука. 2004. — 88 с. — (Памятники этнической культуры коренных малочисленных народов Севера. Сибири и Дальнего Востока; Т. 4).